16 Мая 2022

Самый мощный в мире быстрый исследовательский реактор МБИР будет запущен в 2028 году, на его базе создадут международный центр исследований (МЦИ). Недавно был сформирован консультативный совет МЦИ МБИР, который составляет программу научных исследований на реакторе. Председатель совета — декан химического факультета МГУ член-корреспондент РАН Степан Калмыков — ​о том, какие страны и на каких условиях могут войти в проект.

ДОСЬЕ

Степан Калмыков — ​декан химического факультета МГУ, заведующий кафедрой радиохимии. Член-корреспондент РАН. Участник научно-технического совета «Росатома» — ​заместитель председателя пятой секции НТС «Замыкание ядерного топливного цикла». Заместитель председателя Межведомственного научного совета по радиохимии при президиуме РАН и госкорпорации.

— Расскажите о вашей совместной работе с «Росатомом».

— С госкорпорацией мы работаем уже лет двадцать. В рамках сотрудничества МГУ, РАН и «Росатома» выполняем ряд крупных проектов по двум направлениям: технологии обращения с РАО и получения изотопов и радиофармпрепаратов для ядерной медицины.

Также я являюсь заместителем председателя научно-технического совета госкорпорации по направлению «Замыкающая стадия ядерного топливного цикла».

— Каковы задачи консультативного совета?

— Новую ядерную энергетику не построить без науки. Ученым для этого нужны исследовательские реакторы, с помощью которых можно развивать технологии и создавать новые материалы для будущих поколений атомных станций.

Консультативный совет — ​это экспертное сообщество ученых, которое будет определять основные направления исследований на МБИРе, формировать научную программу, учитывая интересы всех участников консорциума. В 2021 году «Росатом» утвердил национальную программу перспективных экспериментальных исследований на МБИРе до 2040 года, и именно ее мы берем за основу в работе с иностранными учеными с целью развить до глобальной международной.

Участие в исследованиях на МБИРе позволит партнерам проекта развивать собственные национальные программы по быстрой тематике. Уверен, многие страны заинтересованы в возможности проведения экспериментов с использованием широкого спектра нейтронов. Такие исследования необходимы для обоснования технологий замыкания топливного цикла на экспериментально-­технологическом уровне и подтверждения надежности и ресурса конструкционных, топливных и поглощающих материалов проектируемых быстрых реакторов.

Современная исследовательская инфраструктура МБИРа позволит проводить исследования новых конструкционных и поглощающих материалов в обоснование разработок реакторных установок поколения IV, изучать перспективные виды топлива, тепловыделяющих элементов и разрабатывать технологии ЗЯТЦа, производить радиоактивные изотопы для решения задач промышленности и медицины, а также осуществлять исследования в области фундаментальной атомной физики и модифицированных материалов. Кроме того, МБИР будет способствовать становлению научных школ, создаст возможности формирования кадров для высокотехнологичных отраслей и освоения современных методик исследований.

— Кого рассматриваете в качестве перспективных партнеров?

— С одной стороны, это российские научные центры: Курчатовский институт, институты РАН, Объединенный институт ядерных исследований и ведущие вузы. С другой — ​организации Евразийского континента, в том числе Китая, Индии, а также стран Латинской Америки. Особое внимание к проекту — ​у представителей стран Старого Света. Есть большой интерес к МБИРу у начинающих игроков в сфере ядерных технологий: это, во‑первых, страны Африки, во‑вторых, государства СНГ.

Капитальные расходы на создание мощных исследовательских реакторов составляют сотни миллионов и даже миллиарды долларов, а эксплуатация обходится в десятки миллионов долларов в год. И далеко не все страны могут себе позволить их строительство и содержание. Показателен пример Белоруссии и Узбекистана. В этих странах решение о создании АЭС принималось при наличии в стране институтов ядерных исследований, имеющих длительную историю эксплуатации и экспериментального использования исследовательских реакторов, которые были построены в СССР в 1950–1960‑е годы. Опыт и знания, приобретенные на этих установках, безусловно, оказали заметную поддержку при обсуждении технических аспектов будущих АЭС. Сегодня мы видим, что в Узбекистане много вкладывают в образование радиохимиков и физиков-ядерщиков, страна открыта для инноваций и активно работает с «Росатомом». Мне кажется, у нас хорошие перспективы сотрудничества.

— Кто войдет в совет?

— Представители организаций стран-партнеров, о которых я говорил выше. Они уже предложили своих кандидатов в консультационный совет. В июне планируем провести первое заседание совета, на котором будет утвержден его состав и предложен план работ. А ближайшее крупное мероприятие — ​конференция «Радиохимия» в Радиевом институте 26–30 сентября. Ожидаемое число участников, ученых и экспертов, — ​более 500 человек, планируем сделать там отдельные секции по МБИРу.

Как я уже говорил, в 2021 году утверждена национальная программа перспективных работ на МБИРе до 2040 года, и это своего рода меню — ​список возможных исследований. В нем учтено, что в центре исследований будет не только реактор, но и горячие камеры, полифункциональный радиохимический комплекс. Ведь большинство экспериментов требуют не только облучения, но и послереакторных исследований. Отдельный раздел — ​образовательные программы. Мы готовы обучать иностранных специалистов радиационным технологиям на уникальной экспериментальной базе. Ведь одна из основных задач МБИРа — ​генерация знаний.

— Партнеры, претендующие на участие в проекте МБИР, на каком этапе должны вложиться в него?

— Доступ российских и зарубежных партнеров к реактору реализуется через уникальную для России юридическую платформу — ​консорциум МЦИ МБИР. При вхождении в консорциум на стадии строительства участники получают существенные финансово-экономические выгоды. Есть две формы сотрудничества: основные и ассоциированные участники. Те, кто захочет стать основными участниками, должны уже сейчас внести часть суммы за используемый ресурс. Они получат преимущества в формировании национальных научных программ, смогут вносить изменения в план проведения исследований под свои потребности в приоритетном порядке и по привлекательной цене. Другой формат — ​ассоциированное членство. Эти участники смогут включиться в проект уже после пуска реактора, но для них цена на услуги будет выше. В консультативный совет мы приглашаем в том числе и тех, кто еще не определился с формой участия. Для них предусмотрена возможность входить в совет на определенный срок, в течение которого партнеры должны определиться со своей формой участия в консорциуме и научной программе.

— Когда должна быть сформирована международная научная программа МЦИ МБИР?

— Мы работаем над тем, чтобы уже к концу 2023 года создать проект международной программы исследований, учитывающий основные пожелания наших партнеров.

— У МБИРа есть конкуренты в мире?

— Наша страна и «Росатом» сохраняют безоговорочное лидерство в развитии программы реакторов поколения IV. В мировой атомной индустрии таких проектов на такой высокой стадии готовности, как МБИР, нет.

— Вас, как ученого, какое направление исследований на МБИРе больше всего интересует?

— Глубокое фракционирование РАО. Америций, европий и кюрий — ​элементы, очень близкие по химическим свойствам. Но было бы здорово их разделить и с каждым обращаться по-своему. Долгоживущий америций мы можем дожечь.

Источник: «Страна РОСАТОМ»

Вернуться к списку